Первый Kyiv Comic Con: успехи и трудности
Ольга Штец
Автор статьи

Организатор Kyiv Comic Con Александр Шагури рассказал Лампе, кто из знаменитостей отказался от участия в фестивале, какие работы выиграли конкурс комиксов, почему в Украине нужно проводить фестивали такого рода и многое другое.

Comic Con – такой своеобразный котёл. Много кто приходил со словами «я раньше никогда не увлекался косплеем, но на следующий год буду шить себе костюм», «я никогда не играл в настолку», а потом уходили с купленными играми. Некоторые фандомы (прим. ред. – это сферы увлечений, коллективы, это сама тусовка) немного скептически относились к самой идее Сomic Con’а. Некоторые хотели оставаться такой эксклюзивистской культурой, мол «мы закрытая тусовка, нам никого больше не надо, нам нравится такая ситуация».

Маленькие нишевые фестивали не вовлекают нейтральную аудиторию. Например, вы увлекаетесь видеоиграми, но плохо знакомы с аниме. Вы никогда не придёте на профильный аниме-фестиваль, потому что будете планировать график, исходя из того, что вам интересно. Не так много существует людей, у которых есть жажда открытия, познания нового и так далее. Все эти нишевые мероприятия испытывали коммерческие трудности, многие из них закрывались, потому что, опять-таки, не могли привлечь широкую аудиторию. В Украине, где нет развитого рынка этих фандомов, намного привлекательнее сейчас делать что-то подобное Сomic Con’у.

Не назвать имена четырёх черепашек ниндзя – преступление. Именно так считают люди, которые увлекаются черепашками ниндзя. Поэтому Сomic Con сложен тем, что каждый, у кого свои увлечения, абсолютно уверен, что организатор обязан быть осведомлён именно в его конкретной теме. Такие люди немного агрессивно реагировали, когда чувствовали или переживали, что организаторы не сильно знают их тему. Хотя, конечно, черепашек я назову и большую часть представленных фандомов знаю не понаслышке.

Многие считали, что можно просто так взять и привезти 5-метрового трансформера. Украинцы вообще не понимают, как работает бизнес, связанный с этими фандомами. У нас, к примеру, нет крупного представительства Hasbro, чтобы они вывезли трансформеров, ведь Украина не интересна сейчас как рынок. Пока что.

В каких-то направлениях можно было действительно больше расслабиться, в каких-то – больше помогать кураторам и волонтерам. Например, в тех же комиксах, потому что они фактически были вынесены на главную сцену. Это очень большая ответственность, очень много людей всё время видели, что происходит в этой секции. Но, думаю, все наши кураторы хорошо справились со своей работой.

Мы делали конкурс комиксов и в итоге напечатали альманах конкурсных работ. Тут только 35 работ, отобранных из 60, большинство очень экспериментальные. Вот эта (прим. ред. – фотография ниже) выиграла гран-при. Она очень авангардистская и в ней хороший смысл: обычный нормальный человек заходит в лифт, где сталкивается с другими людьми, их восприятием реальности, их проблемами, которые совершенно отличаются от его собственных, и таким образом начинается его трансформация в некотором смысле. Оригинальные коллажи и интересная техника покорила сердца жюри. Были и другие интересные работы: второе место – очень классическая работа как для экшн-комикса, но нам понравился сеттинг, видно, что человек профессионал. Третье место занял комикс с названием «Кошка» на социальную тему про Луганск. Сам комикс оформлен в виде кошки. Эта работа прекрасна тем, что она одновременно передает человеческую трагедию, всю эту ситуацию на Востоке. Она очень контекстуальная, но при этом – социально-острая и политически-нейтральная, это трагедия любого человека.

 

В жюри на конкурсе комиксов на фестивале было три человека: Алексей Олин, основатель журнала К9 (сейчас немножко отошел от комикса, но тем не менее авторитет его непререкаем), Роман Гуро, очень известный digital-художник (он долго работал арт-директором Невал и других украинских студий) и я. Меня трудно назвать профессионалом в этой сфере, но я получал всю почту, я знаю работы изнутри, знаю какие-то нюансы и могу рассказать ребятам.

Не стоит лукавить, название Сomic Con однозначно продающее. Столько людей пришло не потому, что мы такие божественные организаторы и так всё распиарили, многие приходили из-за интереса именно к американскому Сomic Con’у.

В каждом СМИ у нас был свой человек, свой безумный гик, который дома ходит в костюме Бэтмена. Поэтому про нас, наверное, написали почти все медиа.

В Америке любая франшиза, которая сейчас выглядит грандиозно, тоже начиналась с малого. А мало кто из посетителей это понимал. Первый Сomic Con в Сан-Диего собрал 300 человек, перед тем они ещё проводили кампанию по сбору средств, такой себе пре-кон на 165 человек, чтобы собрать денег. Ребята делают это уже 45 лет, и только за 45 лет они дошли до такого грандиозного масштаба.

Было много ожиданий, что раз уж Сomic Con, то он должен быть настолько же масштабным, как в США. Если он не настолько грандиозный – ну, значит, очень плохо поработали. С другой стороны, многие понимали, что это первый Сomic Con в Киеве — были наоборот заниженные ожидания.

После презентации фильма по Максиму Осе каждый спрашивал: а можно ли купить комикс «Максим Оса». А его отпечатали лет 10 назад, и с тех пор уже нет в продаже. Возможно, из-за такой популярности его отпечатают ещё.

Только одна «звезда» отказалась – это Кэтрин Винник. Все остальные приехали. Хотя Кэтрин очень хотелось посетить Украину, потому что это её родная страна, её дедушка – ветеран УПА, а её мать (мы были знакомы с ней через пять рукопожатий) очень хотела на родину, говорила: «Давай, Катрусю, давай поїдемо». Это было забавно.

Многие думают, что в Украину приедет Роберт Дауни младший просто потому, что здесь красивые девушки. Нужно понимать, что дело всегда в гонораре. Например, в ситуации с Кэтрин Винник в какой-то момент подключились её агенты и их, естественно, интересовала только материальная сторона. Гонорар, который они запросили со скидкой на то, что у нас бедная страна, почти равнялся бюджету фестиваля.

Наше государство не понимает, что комиксы – это хороший рынок. Например, в Германии развили эту индустрию благодаря умной государственной политике, потому что это приносит деньги, в конце концов, с этого можно рубить налоги. Но мы не рассчитываем кардинальные изменения в плане национальной политики.

Украинские разработчики видеоигр не интересовались Сomic Con’ом. Многие разработчики компьютерных игр в Украине сейчас поставили себе за принцип не посещать первый конвент. Мы хорошо из этого выкрутились: сделали ставку на интерактив, на приставки, игровые станции. Чтобы люди не слушали лекторов, а сели и поиграли. Но мы не рассчитали количество желающих, в периоды наплыва людей очень не хватало игровых станций. Думаем в следующем году в 3-4 раза увеличить их количество.

Украинских разработчиков настольных игр и магазины с клубами заинтересовали наши условия. Я знаю, что они остались довольны результатами фестиваля, в том числе с коммерческой точки зрения. Мы представили троих украинских разработчиков и с десяток клубов и магазинов, которые вывозили свои игротеки.

Можно только поаплодировать стойкости играющих в настольные игры, которые по 3-4 часа рубились в очень жарких условиях. Мы не рассчитали с залом: было очень душно, очень жарко. Это надо однозначно исправить в следующем году: либо, если мы остаемся в том же помещении, ставить туда дополнительные кондиционеры, либо просто поменять помещение.

Люди думают, что Украинский дом – это дешёвый вариант. Мы всей организаторской группой очень смеялись, когда прочитали отзыв какого-то парня, мол, весь Украинский дом можно снять за две тысячи долларов. Мы рассмотрели порядка 10 помещений, но в итоге таки остановились на Украинском доме. Из требований к помещению я всегда выставлял три главных критерия (кроме очевидных, что оно должно быть большое, красивое и приемлемое): 1. должна быть удобная коммуникация, то есть, недалеко от метро; 2. мы хотели кинозал: была большая вероятность того, что мы сможем сделать допремьерный показ (к сожалению, не сработало в этом году, возникли технические накладки с технологией 3D); 3. наличие уличной зоны – лужайки, травы.

Большая часть нашей аудитории не владеет средствами личного передвижения, поэтому было классно видеть косплееров в метро с рогами, с косами. Мы уделили не так много внимания косплею, потому что абсолютно все думали, что в Киеве соберется человек 50, среди которых 30 будет в костюмах из фольги. Никто не ожидал, что будет столько красивых костюмов.

У нас было 4 номинации на лучший костюм: кино и мультфильмы, видеоигры, комиксы и литература, аниме. В следующем году мы введем отдельную номинацию на оригинальный костюм. Например, было несколько ребят в костюмах пост-апокалиптики, они у всех вызвали ажиотаж, в чем-то были inspired Безумным Максом, в чем-то – Fall Out, но в принципе концепт оригинальный.

АТО, война и положение в стране очень препятствовало мероприятию в целом. Некоторые спрашивали, как мы вообще можем что-то делать, если идёт АТО. Когда люди находятся в глубокой депрессии из-за происходящего, не хочется развлекаться. Но много кто нам говорил, даже непосредственно связанные с АТО: «знаете, ребята, хорошо, что такое происходит в Киеве, потому что я смог отвлечься». Я понимаю, есть в этом определенный цинизм, но правда, очень многие, приезжая с АТО, говорят: «Мы не хотим вообще в Киеве об этом слушать, мы хотим забыться, потому что мы идём на войну там, чтобы в Киеве всё было нормально».

У нас был благотворительный аукцион, средства из которого мы направили в фонд «Таблеточки» (прим. ред. – помощь онкобольным детям). Все продукты мастер-классов мы поставили на благотворительный аукцион вечером в воскресенье, и все собранные деньги отправили в фонд «Таблеточки». Также мы бесплатно пустили на фестиваль организацию «Врятуй Жовтень». Они собирают средства на восстановление кинотеатра «Жовтень».

На два дня человек вырывается из привычной атмосферы и попадает в совершенно другой мир. Поэтому для меня лучшей похвалой фестиваля было несколько похожих отзывов, где ребята говорили, что до этого очень долго были в депрессии и в подавленном состоянии, а на фестивале полностью забылись.

Всех лекторов радовала атмосфера, радовала аудитория – люди очень творческие, отзывчивые, интересующиеся. Очень порадовал отзыв Макса Кидрука. Он написал, что на Сomic Con’е на мероприятия по литературе собиралось порой больше людей, чем на Книжном Арсенале. В принципе я не слышал, чтобы кто-то из лекторов был недоволен.

Я, как организатор, всегда вижу только негатив. Мне важно видеть негатив, потому что про позитив я лучше почитаю от кого-то другого.

Интересный момент эти очереди. Я понимаю, что это ужасно – выстоять два часа на жаре, мы старались ликвидировать это на следующий же день. Но как раз такое столпотворение положительных людей с каким-то положительным настроем создало атмосферу праздничного безумия. В Сан-Диего тоже огромные очереди. Главный отзыв про Сан-Диего всегда — «мы толпились за абсолютно всем». А у нас ребята видят из других фестивалей только самое положительное – красивые фото косплееров, красивые стенды. Негатива они не видят. Например, если посмотреть видео из Сан-Диего там часто негде сесть, не предусмотрены какие-то пуфики.

Мое самое положительное воспоминание с фестиваля – дети. У них у всех было безумие в глазах, восторг. Этот образ маленького ребёнка: обязательно настолка в руке, бежит куда-то, торопится, ему надо всё увидеть. Завораживающее зрелище –эти малые, гасающие с безумными глазами с одного места в другое, не знающие, кого фотографировать.

Мы понимаем, что вызов на следующий год большой, есть над чем поработать, и люди будут ожидать ещё большего. С каждым годом что-то будет сложнее, но что-то будет и легче сделать.

57 Поделиться 0 Поделиться 0 Твитнуть 0 Поделиться

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.